Тролли в городе!
И вновь скиталица шла одна, как в самом начале пути. Ничто не отягощало её теперь, не считая огнива и дохлой птицы, но как никогда ощущала она себя в плену безжалостных обстоятельств. Она потеряла всё. А потом – ещё и товарища по несчастью, который проявлял к ней исключительную доброту и сочувствие. И ещё всё, что нёс он. Причём делиться едой и одеждой – это Мел могла бы и сама, окажись она на месте гнома, но вот спокойствие и уверенность, которые он излучал, восполнить было однозначно нечем.
Дева выбралась из кустов на уютную прогалину и почувствовала, как что-то изменилось. Словно неотступно следивший за ней зверь наконец отвернулся и ушёл по своим делам. «Я пересекла границу, – поняла Мел. – Теперь я свободна». От всего, кроме совести. В этом-то и заключался план Ремнецвета: вынудить её вернуться по своей воле. И безнравственный дух разыгрывал из себя рыцаря, предлагая покарать Мира за прегрешение, в котором сам повинен десятикратно (а Мир наверняка это случайно и без дурного умысла), и таким образом угрожал тому, в ком видел соперника, ибо введён в заблуждении (ага!) чувственным поведением девы с её спутником. В этом Мел Ти победила – но тут же и безусловно проиграла. Уйти она не могла.
Зато она могла развести на краю поляны костерок и попытаться запечь свою фаршированную ягодами птичку с потрохами. Других занятий всё равно не было.
Когда утомлённая жизнью и борьбой Мел задумчиво посмотрела себе в вырез рубахи в попытке понять, что там вообще настолько интересного, её прервал резкий шорох. Намётанным взглядом дева охватила окружающее – и сурово прищурилась на незнакомого парня. Точнее, почти незнакомого – ещё дня не прошло с тех пор, как тот помахал её из-за спины Ремнецвета.
– Что вам опять надо? – возмутилась Мел. – Птицу я не отдам, да и зачем вам то, что от неё осталось?
– Нет-нет, ты неправильно поняла, – сказал лесной дух. Голос его звучал мелодично и робко. – Я хочу тебе помочь. Меня зовут Белый Тёрн.
– Как зовут меня, Ремнецвет в курсе. Передай ему, что я обойдусь.
Парень вздохнул и остался стоять с самым жалобным видом, какой Мел только видела в жизни. Смоляная шевелюра свисала ему на лицо шёлковой занавеской, в которую кто-то забыл воткать поперечные нити. Из-под наморщенных бровей смотрели бледно-серые глаза нечеловеческой ясности. Руки Белый Тёрн сцепил замочком перед животом. За плечом скорбной каплей ткани свисала торба. Мел решительно принялась за разоблачение:
– Думаю, ты переодетая девица, которая сохнет по Ремнецвету и надеется исправить его силою любви. Не рекомендую. Он многослойный козёл.
Гость зарделся и разулыбался, демонстрируя прелестные ямочки на щеках.
– Нет-нет, прекрасная, всё совсем не так. Могу заверить, что я мужчина… Но слишком слабый, чтобы бросить вызов Ремнецвету. Я не мог помешать ему издеваться над тобой, но не мог и смотреть на это без содрогания в сердце. Так что я от него сбежал. Ненавижу этот лес! – добавил Тёрн со страстью в голосе. – Прошу тебя, странница, покажи мне города! Покажи мне другие страны! А отсюда я тебя надёжно выведу…
Мел вздохнула. С парнишкой всё казалось понятным. Ей пришло в голову, что этот Белый Тёрн может быть, по сути, младше её самой.
– Ну ладно, братуля. Если до того не уловил, я Мел Ти. Идти против правил – судьба, предречённая мне с рождения самой старой каргой во всех Холмах. Ты настаиваешь, что нужно уйти – значит, я останусь и разнесу вашу чахлую рощу, как поступил бы какой-нибудь Беанор!
Парень был потрясён, хотя, вероятно, ни словечка не понял. Он плюхнулся на колени перед эльфийкой и уставился на неё с раскрытым ртом. В глазах плескался искренний восторг.
– Ты очень храбрая, – сказал Тёрн. – Настоящая героиня. – Он подумал немного и добавил с озорными нотками в голосе: – Понимаешь, Ремнецвет едва шипами не порос от злости, когда ты снова и снова его отвергала. У нас все его боятся, но теперь… Я дерзнул похитить у него твои вещи, и даже заштопал кофточку там, где ты её прострелила! Ты рада?
С этими словами он вытащил из торбы и распахнул перед Мел её полузабытую уже блузку. Поверх маленького аккуратного отверстия от наконечника стрелы было натянуто беспорядочное сплетение каких-то травинок и усиков, уже засохших и украшенных листьями и желудями.
– Рада, – вздохнула Мел, понимая, что иной ответ разобьёт сердце мальчику, который так старался. – Если будет свободное время, могу поучить тебя рукоделию.
Глаза Тёрна расширились до предела. Он рванулся вперёд и страстно сжал ладонь эльфийки.
– Конечно-конечно! Прошу, научи меня, Мел Ти!
Та снисходительно почесала подбородок.
– А ты за это тайно проведёшь меня на ваше сборище. Ясно?

@темы: dance of fire and wind, апокрифические хроники, фанфик