15:54 

The Dance for Fire and Wind: 3 - О доброте и одежде

Тролли в городе!
Мы подбираемся к сути происходящего! А также - интрига!


Прежде, чем разговор продолжился, Мир показал Мел ручей, где она смогла умыться (и постирать чулки). Воротившись к стоянке босиком и в весьма бодром настрое, девушка с удовольствием лицезрела растерянность застигнутого врасплох гнома, который копался в своём рюкзаке – тот был, казалось, больше самого гнома.
– Извини, – сказала Мел. – Не хотела помешать. Пойду повешу чулки.
– По, погоди.
Он извлёк наконец нечто рыжее и мятое и торжественно развернул. Нечто оказалось рубахой с причудливой вышивкой, изображавшей, кажется, птиц величиной с цветы, порхающих среди цветов величиной с птиц.
– За, за, запасная, – совсем уже робко пояснил он, протягивая рубаху Мел. Девушка тотчас осознала, что это поистине поразительное изделие было надёвано не более одного раза – при примерке в присутствии старшей родственницы, которая потратила, по её словам, полжизни на оригинальную вышивку, – и ею же потом упаковано в рюкзак. Конечно же, самое новое и свежее, что он мог предложить. Тем не менее, в положении Мел выбирать не приходилось, а её тело жаждало чистоты.
– Спасибо! Ты удивительно добр! – заявила девушка, забирая рубаху и одаряя гнома ослепительной улыбкой, от которой тот важно пригладил бороду и перестал заикаться, потому что вовсе замолчал.
Мел развесила чулки и вернулась к ручью переодеться. С какой радостью она тут же выкинула бы поношенное! Однако это было бы неразумно. Поэтому она лениво поболтала блузку в воде и решила продолжить стирку в следующий раз. С несказанным удовольствием она обтёрла влажной тканью верхнюю половину тела, и вздрогнула под дуновением ветра, и пригладила вставшие дыбом волоски на руках. Не дожидаясь, пока капли полностью высохнут, она накинула гномовскую рубаху и немного покружилась, чтобы привыкнуть к ощущениям. Как она и думала, коротко и свободно, но ткань оказалась очень приятной на ощупь.
– Я язычок пламени, – сказала себе Мел, – маленький и немного счастливый.
Она повернулась к кусту, на который бросила блузку, и похолодела. Блузки не было. Она подошла ближе, глянула под куст, на соседние, под соседние, потом в ручей – ни следа. Медленно и внимательно она огляделась, но лишь ветер слабо колыхал листву. Продолжая озираться, она зашагала к стоянке, потом сорвалась на бег и, запыхавшись, со всей дури налетела на беднягу гнома, уже который раз за этот день ошеломляемого нежданной гостьей. На этот раз он так переволновался, что не смог издать ни звука. Но Мел и не стала ждать, пока он заговорит.
– Здесь кто-нибудь был? – яростно шепнула она, не отходя.
Мир помотал головой, но Мел уже видела правильный ответ. Её блузка, сырая и смятая, но безусловно узнаваемая, лежала на причудливо изогнутом выпирающем из земли корне.
– У тебя есть оружие? – мрачно спросила Мел.
Гном с готовностью закивал и всё же выдавил хриплое:
– За, за, зачем?
– Сначала дай. Нет, идём лучше вместе.
Мел крепко сжимала его плечо, пока они не дошагали до тента. Тут она отпустила гнома в его логово и с ненавистью уставилась на лес вокруг. Сердце её билось как сумасшедшее. Стоило ей найти хоть кого-то из плоти и крови среди этих диких, древесных душ… Тут она почувствовала подёргивание за юбку и отступила, выпуская Мира с лёгким луком и колчаном стрел. Боги, у него там настоящий склад!
Лук показался ей замечательным, о чём она не преминула сообщить. Мир, кажется, не разделял её восторгов, выглядел обеспокоенным и не взбодрился даже когда девушка в шутку сделала вид, будто целится в него (стрела прошла выше его макушки на две ладони и вонзилась в дерево, а бедняжка весь побелел и вытаращил глаза). Зато теперь она чувствовала себя защищённой и с вызовом поглядывала на валяющуюся на корне блузку (та ни на мизинчик не сдвинулась и никаких признаков жизни не проявляла). На всякий случай Мел пригвоздила её стрелой. Но тут взбунтовался гном.
– Эгей, да что тут происходит? – От возмущения он снова прекратил заикаться, что Мел сочла хорошим знаком. – К чему ты враждуешь со своей одеждой, Мелинти из Холмов? Развей моё недоумение или, прошу, верни мне стрелы – и лук, пожалуй, тоже.
– Сперва ты скажи, гном Мир! – На удивление, он умолк и принял жалкий вид. – Какие силы помешали тебе выбраться из леса за всё это время?!
– Ну конечно, эти бесстыжие дети гнилого полена! Вбили себе в дубовые головы, что я собираюсь посреди их леса шахту копать! Вот и водят, и морочат, и путают, как распоследнего демона!
– Тогда тебе знакома причина и моих бед, – мелодично произнесла Мел, с показной скромностью опустив очи долу. Бессильно повисшие руки, казалось, готовые выронить лук, завершали крайне сценический эффект её речи. Не позволяя гному перетянуть внимание обратно на себя, Мел начала рассказ.

@темы: фанфик, апокрифические хроники, dance of fire and wind

URL
   

Фьорд Серой Хульдры

главная